Завалинка у Доброго Дяди

Место где травят самые смешные истории

Tuesday
Jul 07th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Home Свежие поступления Генетика Деда Мороза

Генетика Деда Мороза

До недавнего времени о Дедах Морозах, их популяции, генофонде, ареале распространения, наконец их классификации, да практически обо всём, кроме бороды и усов, известно не было ничего.
Лишь недавний случай (как всегда - случай!) пролил хоть какой-то лучик света на это удивительное создание - Деда Мороза.
Однажды, под Новый Год, кандидат биологических наук, заведующая лабораторией Генетики человека Института Общей генетики им. Вавилова Ольга Владимировна Жукова стала случайным свидетелем общения племянника своей подруги с вызванным на дом Дедом Морозом.
Милый мальчик вместо отрабатывания заказанного подарка посредством чтения стишка, или исполнения наизусть песни из репертуара Децла, ухватил дружелюбно наклонившегося дедульку за брови и, поскользнувшись, упал. Из глаз Деда Мороза брызнули слёзы, а в руке пацана осталась седая щетина бровей, длине и кустистости которых позавидовал бы сам Леонид Ильич Брежнев.
Мануально выполнив функции баллончика со слезоточивым глазом, малец бросил дедушкину бровь на палас, а сам, схватив мешок с подарками, удалился в туалет, где заперся навсегда. В ответ на увещевания и приниженные просьбы дедушки отдать мешок, поскольку его ждут другие, такие же послушные детки, из туалета раздавалось страстное шуршание и редкое чавканье, которое может издавать лишь очень широко разевающийся рот, набитый конфетами.
Получив от зардевшейся мамаши указанную сумму компенсации, Дед Мороз ворча удалился.
Ольга Владимировна пристально смотрела на шерсть с бровей, лежащую птичьим пёрышком на паласе и на капли слёз, отпечатавшиеся там же, как первые грозовые капли на асфальте. Незаметно подняв шерсть Деда Мороза, она упаковала её в пакет.
Всем известно, что ряженые Деды Морозы не стали бы плакать, если бы с них сорвали искусственные усы-бороды-брови, разве что какой невыдержанный актёр проматерил бы реплику в сторону. Именно это, а так же какое-то непритворно-патриархальное поведение визитёра заставило Жукову подобрать генетический материал для дальнейшего прояснения ситуации.
Профессор Алтухов из уважения к коллеге подавил в себе обычный сарказм и согласился посмотреть материал, представленный Жуковой через год после данного случая.
Ольга Владимировна подключила к исследованиям всех своих знакомых, и знакомых своих знакомых, а так же совсем незнакомых, но авторитетных не только специалистов-генетиков, но и множество других специалистов, могущих помочь понять и систематизировать удивительные данные, содержащиеся в нескольких седых шерстинах, так похожих, но отнюдь не совсем человеческих.
Путём сложных сопоставлений, сравнений, антропологических исследований носителей аналогичных генетических аномалий, оставивших свои останки в глубине веков, путём доскональных архивных изысканий среди документальных описаний поведенческих особенностей аналогичных особей, встречающихся, как оказалось во все эпохи, была сформирована смутная и дрожащая в неравновесии, но очень интересная гипотеза о существовании одной, генетически абсолютно изолированной от всего человечества ветви Homo Dedmorozienc.
Как аргументировано утверждала группа исследователей, субъект Деда Мороза, его организм, в своём развитии делится на три стадии.
Личинка Деда Мороза - новорожденный Дед Мороз, который трескает халявные подарки, как гусеница капустницы, увеличивается в размерах и переходит сразу в стадию имаго, половозрелую особь. Имаго до совокупления набирает необходимый для спаривания потенциал во время выпаса оленей. Пася Дедушкиных оленей, он отшибает им панты и пьёт пантокрин, как воду, также питается мясом оленей и в нетерпении ожидает для случки Снегурочку, которая в это время вместе с самым старшим, собственно Дедом Морозом, разносит по детям подарки, оставшиеся не съеденными личинкой Деда Мороза.
Половой акт у имаго Деда Мороза происходит один раз в жизни, как у лосося. Но в отличие от последнего, он не умирает, а полностью теряет интерес к половой жизни. У него мгновенно начинают седеть волосы и добреть черты лица. Через пару месяцев перед вами уже не тот жуткий молодец, злобно отламывающий рога оленям, а очень похожий на Деда Мороза, но ещё не Дед Мороз. Даже ещё не Отец Мороз.
Отцом он станет, когда Снегурочка родит личинку, условно назовём её, всё-таки Сын Мороз. Родив дитя, Снегурочка поразительно меняется во внешности, превращаясь буквально в старую толстую цыганку, и ни у кого, разумеется, не возникает желание называть её по-прежнему и все зовут её Сугробочка.
В то время, когда Дед Мороз разносит подарки, на плечи Отца Мороза ложится тяжкий труд по добыванию этих самых подарков, которыми приходится и кормить Сына Мороза, и снабжать старшего, Деда, для выполнения великой функции, ради которой природа выстроила этот удивительный механизм. На радость детям.
Где он их добывает, догадаться не трудно - Сугробочка, затерявшись среди цыганок, зарабатывает копейку гаданием, воровством и попрошайничаньем, а Отец Мороз, носящий бороду окраса ЋПерец с СольюЛ (как у миттельшнауцеров), приторговывает, как полагается, наркотой. На вырученные деньги и покупаются подарки детишкам и своему лоботрясу, который довольно быстро начинает посматривать в сторону оленей. Акселерация.
Исследования показали, что в популяции Дедов Морозов никогда не существует четыре мужских особи. Ребёнок всегда рождается один, и в момент рождения четвёртого поколения, самый старый - умирает.
Единственно что не удалось сгенерировать учёным - это личность Снегурочки. Неизвестно откуда они берутся, женский набор хромосом оказался недоступным, случай в данном случае не помог.
Но есть кое-какие данные, непроверенные, но основанные исключительно на общеизвестных фактах и систематизированные специалистами социологами, работающими в сфере шоу-бизнеса, и которые, узнав о проблеме Ольги Владимировны выдвинули свою версию, уклончиво намекая, на то что лично беседовали с бывшей Сугробочкой, ныне певицей и актрисой, известной в миру, как Бйорк.

Надо сказать, что судьба толкнула Бйорк нам с вами навстречу по простой причине. Для сохранения заданных неисчислимым внутренним инбридингом особенностей породы Морозов при спаривании нужна была именно девственница. Поскольку, как уже начали догадываться некоторые генетики, организм будущей матери многократно программируется, как при вынашивании плода, так и на стадии спаривания, поэтому потомство от следующего партнёра может нести физиологические особенности предыдущего, настолько силён эмоциональный взрыв самки во время секса. При условии, если партнёр достоин этого взрыва.
Стало быть если Сын Мороз, чтобы стать Отцом Морозом выберет себе для спаривания не девственницу, то многовековая генетическая линия может подвергнуться изменениям, и фиг тогда детишкам, а не подарки.
Но из-за всемирного потепления случился непредсказуемый конфуз. Мало несчастному человечеству наводнений со смерчами, так ведь вот вам и нарушения традиционного воспроизводства Дедов Морозов.
Дело в том, что в месте предполагаемого обитания Снегурочек, в Исландии, совсем не осталось девственниц, и всё из-за климата. Потепление на один градус среднегодовой температуры планеты так повлияло на исландок, что последние залежи девственниц внезапно пошли вразнос, сравнявшись по темпераменту с южными красавицами. Осталось лишь одна, вы уже знаете кто.
А причина таилась в американском кинематографе.
Дело в том, что несколько лет назад был написан сценарий и задуман фильм, рабочее название которого было "Танцы с волками в темноте". На главные роли предполагались Кевин Кёстнер и совсем ещё девочка Бйорк.
Она понимала, что так положено, завести постельный роман с партнёром, иначе - плохая примета, фильм не соберёт положенное количество миллионов. Ну, и когда Кёстнер её положил, то она не стала возражать. Но для Кёстнера был уготовлен страшный сюрприз. Девица оказалась настолько непробиваемой, что измучавшийся
за ночь Кёстнер, с позором по пути разбрызгивавший свои генофонд по американской земле, серым утром вломился в трейлер продюсера и устроил страшный скандал. Отказался сниматься в фильме с такой негибкой партнёршей. Напрасно его убеждала съёмочная группа, никак он не хотел взять в толк, что у простой исландской девушки случился обыкновенный психомоторный вагинизм, её можно понять: кто она и кто Кёстнер, не могла же она сказать ему в лицо, как он ей противен.
И с тех пор как она ни старалась, под кого только она не подкладывалась, так и оставалась девственницей, а фильм назвали "Танцы с волками", пообещав ей, когда она станет женщиной снять фильм "Танцующая в темноте". Впрочем обещание сие они выполнили, и в этом немалая заслуга нашего сына Мороза.
Вернёмся именно к тому Сыну Морозу, что впоследствии этому содействовал. В тот трагический год Дед Мороз разносил подарки без Снегурочки. Старый с первого взгляда определял девственниц и никак не мог обнаружить пригодную Снегурочку.
В это время Сын Мороз, налитый пантокрином до самых бровей гонялся, обезумевший, за самками оленей. Срок спаривания давно прошёл и надвигалась трагедия. Шустрые самки носились по тундре и прилегающей тайге, а угрюмые олени проклинали свои панты, на всякий случай тоже не поворачиваясь к мелькающему Сыну Морозу задом. Отец Мороз, уже купив на наркодоллары подарки, тоже заперлись с Сугробочкой в избе и смотрели во все четыре окна на своего сынульку, словно снегоход кружившего вокруг. Только когда у того наступало редкое забытьё и он засыпал на пороге избы, супруги смотрели телек. Однажды наша грузинская красавица-киновед выдала сплетню про Кёстнера и Бйорк, и надо же случиться такому счастью, что именно этот момент они увидели. Отец Мороз пнул по двери и начал объяснять ситуацию подскочившему сыну. Взяв с него клятву, что он вытерпит, родители отворили дверь и срочно начали готовиться к полёту в Исландию. Олени напрочь отказывались впрягаться в сани задом к Сыну Морозу. Их можно понять. Представьте себе, что авиационные катастрофы происходят из-за неполадок даже в одном двигателе, а разрушительной энергии Сына Мороза хватило бы на все двенадцать. Пришлось городить конструкцию, где олени были сзади и, как бы толкали по воздуху сани с женихом, смотрящего, как Ди Каприо с носа Титаника, вперёд (обеими головами). Надо ли говорить, что Бйорк благополучно дефлорировалась и была увезена беременеть и рожать на родину Морозов в Западную Сибирь Но, увы, возня с Кёстнером и прочими, не прошла даром. Даже такое безрезультатное общение возымело свои печальные последствия. Впервые за всю историю существования рода Морозов в семье родилась двойня. Пока свежеиспечённые дед и отец, не заметившие перехода в следующую возрастную стадию развития, ломали головы как поступить, Бйорк сняв с помершего Деда Мороза снегоступы, пошла напрямки через Берингов пролив в Голливуд сниматься в обещанном фильме. Там её и застали те, кому она по пьяне и сослепу рассказала свою историю. Якобы.
Но вернёмся к нашим горе Морозам. История не кончается. Оба мальчика не были похожи друг на друга. Лишь один был похож на маму, во втором по подлому проступал Кёстнер, хоть тресни, даже за одним ухом угадывалась жабра.
На отца же никто не походил. И тем не менее в горячем прежде Сыне уже проступал не только Отец, но и Дед, которому было предназначено любить детей, а не топить.
Заставить себя утопить того, кто был похож на мать он не мог, а второго, похожего на Кёстнера топить было бесполезно из-за жабры за ухом. И начали они выращивать это потомство. Набегавшись в своё время за оленями, натренировавшись и закалившись, как чемпион мира, Отец, переняв наркобизнес своего отца, крутился, как мог, и достиг в этом бизнесе небывалых высот, благодаря чему обе личинки питались хорошо.
Была лишь одна странность. Мамин сын страшно любил апельсины, которые выковыривал не только из подарков предназначенных ему, но и из подарков брата. А тот и рад был. Ибо всё остальное доставалось ему, и шоколад и зефир и печенье. На таком полноценном корме кёстнеровский Сын значительно обогнал брата, которого вопреки традиции стали называть Цытрусом. Во-первых потому, что он любил апельсины, во-вторых потому, что он был трусоватый, и в-третьих на него все постоянно цыкали. В итоге он стал как бы изгоем, понял свою второсортность и замкнулся, бедняга, в себе. По этой причине с ним произошла удивительная вещь. Замкнувшись он много думал, а мышление развивает воображение во все стороны. И в то время, как старший брат мучительно ожидал от Дедушки Снегурочку, Цытрусу достаточно было её вообразить, что он умел. Осознавая, что ему, физически немощному (апельсины, гастрит), не светит составить брату конкуренцию на единственную Снегурочку, которую Дед(махнув на всё рукой) уже отыскал где-то на ж\д вокзале, он не стал себя мучить и потратил единственный свой акт на воображаемую (3D) Снегурочку. Превратившись таким нехитрым способом в мужчину, он освободил себя для жизни в миру. Поскольку кормить ему нужно было только себя, необходимость в противоправной и уголовно наказуемой, а кроме того и аморальной деятельности, отпала. И он ушёл из дома, закончил НГТУ по информатике и стал программистом. Никто на курсе не знал кто он на самом деле, но отсутствие тяги к обеим полам и здесь превратило его в изгоя. Замкнутый, не умеющий общаться ни с кем Цытрус не смог найти себе работодателя, опустился и потерялся среди таких же выброшенных из жизни особей, отличаясь от них и пугая их тем, что от него веяло невыразимым холодом и тоской.
Прошёл срок и убелённый сединами брат Цытруса вступил на свой последний жизненный рубеж. Одел кафтан, колпак, взял в руки посох, мешок с подарками, подобрал в качестве Снегурочки для внучка девку, на этот раз с автовокзала и уже разносил детишкам подарки.
А в это время Цытрус, оборванный и страшный, находился в колодце, через который проходил кабель из серверной одной рекламной фирмы, рекламное видео табло её находилось в самом центре города. Шёл последний день 2002 года.
Вид у Цытруса был запущенный, но глаза его впервые за всю жизнь светились жалким, но искренним вдохновением.
Сегодня он покажет им всем. Нет, не им, он сделает это для себя. Пускай этот праздник, хоть на секунду, но будет его праздником, единственным, к которому он шёл всю жизнь. Кровь Морозов играла в нём под Новый Год. В руках его был ноутбук, дисплей освещал его страшное лицо. Прилаживая рядом с кабелем какую-то коробочку он шептал строчки забытого всеми, как и он сам, поэта: "…подходит к деве именитой мужик роскошный - апельсинщик, в руках он держит тазик аккуратный, в нём апельсины круглые лежат…"
Небольшая, но шумная толпа самых отчаянных празднователей Нового Года собралась встретить его на центральной площади города. Стояла ель, мигала огнями, звучала музыка и мела метель. Немного было народа, но и дети были, не замечающие непогоды.
На табло среди рекламы иногда проскакивало "С новым Годом!"
И вдруг, за пять минут до полуночи всё исчезло, музыка, огни на ели, свет в окнах окружающих площадь домов и даже метель. Наступила тишина и только детишки орали по инерции, да нетрезвый гражданин разочарованно снецензурил. Табло таило в себе опасную черноту. И вдруг в динамиках зазвучал метроном и в такт ему на табло организовались ритмичные сполохи. И дети умолкли. Сполохи принимали причудливые и дивные очертания. Они вращались, переливались всеми цветами. Удивительно было, что какие-то паршивые лампочки, зернисто гнавшие рекламу можно организовать таким прекрасным образом.
Всё видео действо было похоже на деление клетки, только хромосомы были так красивы и так гипнотически притягательны, что несколько десятков фигур стояли не шелохнувшись и смотрели на экран. Если бы среди них была Ольга Владимировна, то лишь она смогла бы догадаться что это такое.
Хромосомы на табло начали выстраиваться определённым порядком, и стали образовывать нечто похожее на римские цифры. Первыми узнали знакомые очертания детишки и закричали "Ура!". Это слово они знали с детства и часто писали его в подъездах. Слово вибрировало победоносно, искрилось, как шампанское. Не кричали только те дети, кто не учился в школе, кто не ходил в детский сад и кто не выходил никогда на улицу, то есть кричали абсолютно все.
И тут табло сморгнуло, выкинуло "00:00", "С Новым годом!", уже заорали пьяные взрослые, зазвучала музыка, загорелись ёлочные гирлянды, снова закружила противная метель и только один оборванный бомж стоял у фонарного столба, лицо его было - маска греческой трагедии, по лицу его текли слёзы, невидящие глаза его смотрели на этот мир, ни хрена не понявший, а губы его шептали: "…как будто циркулем очерченные круги, они волнисты и упруги, легко катаются по жести, и пальчикам лепечут "лезьте, лезьте""